Эксперты

Э.Ватлина: «Казахстану нужен Детский Омбудсмен»

Опубликовано: четверг, 5 марта 2015 г.

Делегация представителей от Коалиции НПО Казахстана «По защите прав детей» недавно вернулась из Женевы, где презентовала в Комитете ООН по правам ребенка чет­вертый очередной «Альтернативный доклад по ситуации по правам ребенка в Казахстане». В подготовке доклада приняло участие 30 НПО, работающих в сфере защиты и продвижения прав ребенка. Координатор программы «Права человека» Айжан Ошакбаева встретилась с Эльвирой Ватлиной, пред­седателем правления «Детский фонд Казахстана» и поговорила об итогах встречи в Женеве, о ситуации с соблюдением прав и интересов детей в РК.

Айжан Ошакбаева: Эльвира, не могли бы Вы дать нам более точное определение понятию «Права ребенка» и что оно объединяет в себя, так как мы привыкли понимать, что за ребенка решают в первую очередь его родители, определенные учреждения, и, конечно же, государство?

Эльвира Ватлина: Во-первых, ребенок - это человек и, естественно, как любой человек, ребенок имеет свои права и обязанности. Поэтому группа прав, которые мы, детские правозащитники, обычно поднимаем – это право на жизнь, право на  свободу выражений мнений, право на доступ к качественному образованию, услугам здравоохранения, право просто быть услышанным и т.д.

При проведении мониторинга за соблюдением прав детей, подготовке альтернативного отчета правозащитники  оценивают: «есть ли нарушение прав и интересов детей или нет?». Если есть, то мы, взрослые, должны отреагировать и предпринять меры для того чтобы были восстановлены нарушенные права ребенка.

Казахстану нужен детский Омбудсмен

АО: Пожалуйста, охарактеризуйте ситуацию с правами ребенка в Казахстане? Где права ребенка чаще нарушаются?

ЭВ: Несомненно, государство делает много в сфере защиты прав детей. Однако есть вопросы, где интересы и права детей не только не защищаются, игнорируются, но и попираются. Например, в государственной системе защиты прав детей правоприменительная практика, направленная против дискриминации, практически отсутствует. В вопросах доступа к образованию здравоохранению все еще сохраняется дискриминационный принцип по отношению к детям с особыми потребностями, детям в сельской местности, детям, проживающим в районах экологического бедствия, детям из малообеспеченных семей. По-прежнему остро стоят проблемы обеспечением жильем детей из малообеспеченных семей, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По данным Министерства образования и науки РК, сегодня в Казахстане из 34 тысяч детей-сирот в жилье нуждаются более 27 тысяч.  

В 2011 году при поддержке Фонда Сорос-Казахстан мы проводили исследование по доступу к образованию детей мигрантов.  Эксперты увидели, что ситуация безусловно меняется, но, тем не менее, на сегодняшний день проблема в отношении детей мигрантов не решена до конца. В 2013 году многие дети мигрантов смогли пойти в школы Казахстана, но из-за отсутствия у них ИИН (индивидуального идентификационного номера) были лишены права на получение бесплатных учебников и бесплатного питания в младших классах.  

Наши коллеги из «Лиги женщин творческой инициативы»  впервые в нашей стране подняли вопрос ранних принудительных браков и провели исследование по данной теме, в результате которого  выявили, что ежегодно в Казахстане заключается более 3000 ранних браков. Ни Уголовный кодекс РК, ни Кодекс об административных правонарушениях РК не предусматривают ответственности за факт принуждения к вступлению в брак, что отражает позицию «невмешательства» государства в эту ситуацию.

К сожалению, количество суицидов среди детей в Казахстане продолжает расти. В Республике отсутствует комплексный и системный подход к проблеме, не отслеживается качество предпринимаемых мер и эффективность, отсутствует координация действий ответственных министерств.

АО: Все эти проблемы достаточно существенные. Какие пути решения этих проблем Вы видите на сегодняшний день?

ЭВ: Хочу сразу начать с того, что у нас отсутствует Институт уполномоченного по правам ребенка. Мы этот вопрос поднимали и в 2003, и в  2007 году и сейчас. Есть институт уполномоченного по правам человека, но он с точки зрения ресурсов и процедур не соответствует Парижским принципам[1].  На сегодняшний день для проведения независимого общественного мониторинга соблюдения прав детей нужен институт Уполномоченного по правам ребенка или детский омбудсмен. Учитывая, что у нас в республике отсутствует  механизм подачи жалоб и заявлений и не ратифицирован Третий факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка[2], который дает возможность подачи заявлений, индивидуальных жалоб и обращений непосредственно в Комитет ООН по правам ребенка, в нашем отчете мы повторили рекомендацию об учреждении института  Уполномоченного по правам ребенка в целях эффективного продвижения и защиты прав ребенка. 

 АО: Наша страна подписала и ратифицировала Конвенцию о правах ребенка в 1994 году и, согласно процедурам Комитета ООН по правам ребенка, наша страна уже четвертый год отчитывается  по ситуации с правами детей в Казахстане. По вашему мнению, насколько меняются наши отчеты и реализуются рекомендации?

ЭВ: Деятельность рабочей группы НПО Казахстана «По защите прав детей»  началась в 2002 году. Первый альтернативный/параллельный доклад о соблюдении прав детей РК отметил наличие нарушений прав детей в нашей стране. Безусловно, вопросы были подняты внутри государства, для этого мы использовали различные форматы встреч, проводили круглые столы, конференции, объединялись с другими международными и национальными организациями. Но, к сожалению, мы не всегда были услышаны. Когда мы увидели реакцию членов Комитета ООН по правам ребенка в ходе нашего представления отчета в 2003 году, мы убедились, что наша работа была не напрасна. По итогам Заключительных рекомендаций Комитета ООН по правам ребенка был подготовлен план по реализации этих рекомендаций. Тем самым государство признало и оценило работу, проделанную неправительственными организациями. Несомненно, от отчета к отчету ситуация меняется. Отдельные рекомендации выполнены, особенно в  области законодательства. Но новые вызовы времени требуют новых подходов, консолидации усилий государства и гражданского сектора в интересах продвижения прав детей.

По итогам представления отчета на 70-й пред-сессии членами Комитета ООН по правам ребенка делегации НПО было задано более 40 вопросов. По характеру заданных вопросов чувствовалась не только заинтересованность, но и хорошая осведомленность членов Комитета, особенно специальных докладчиков по Казахстану, о ситуации с правами детей в нашей стране. Надеемся, что наши рекомендации будут услышаны и войдут в Заключительные рекомендации Комитета ООН.


[1] Парижские принципы - набор международных стандартов, формирующих и определяющих работу национальных правозащитных учреждений (далее НПЗУ), Составленные на международном семинаре НПЗУ в Париже в 1991 г., принятые Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 году. НПЗУ должны соответствовать принципам, определяющим их задачи в области прав человека и предусматривающим их независимость, широкий мандат по правам человека, достаточное финансирование и инклюзивные и прозрачные процессы отбора и назначения. Принципы широко признаются в качестве критериев законности и надежности учреждений.

[2] В декабре 2011 года Генеральная Ассамблея ООН приняла третий факультативный протокол, который был открыт для подписания в 2012 году и вступил в силу в 2014 году, при достижении числа в десять стран-участниц. Протокол предусматривает возможность рассмотрения Комитетом по правам ребёнка жалоб на нарушения Конвенции против стран-участниц протокола.