Эксперты

“В Казахстане люди с нарушениями ментального здоровья лишены полноценной реабилитации”

Опубликовано: вторник, 9 сентября 2014 г.

В предверии ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов, мы беседуем с врачом-психотерапевтом и правозащитником из г. Павлодар  Сергеем Молчановым о положении  лиц с нарушениями ментального здоровья в  Казахстане. ФСК поинтересовался мнением Сергея о соблюдении  прав одной из особо уязвимых и дискриминируемых категорий людей, и что можно сделать для улучшения ситуации?

Айнель Кайназарова: Сергей, пожалуйста, охарактеризуйте положение людей с ментальными нарушениями здоровья в Казахстане?

Сергей Молчанов: На сегодняшний день ситуация такая же, как была при Советском Союзе. В каждой области есть психоневрологические диспансеры, где люди с ментальными нарушениями здоровья находятся в случае обострения, получают определенную терапию, выходят в ремиссию и выписываются. Есть еще дома для психохроников, где в среднем вместе находятся 400-450 человек.  Особой реабилитации там нет, как нет психологов и психотерапевтов. Как врач-психотерапевт могу охарактеризовать положение людей с психическими расстройствами как неудовлетворительное. 

АК: Тем не менее, в настоящий момент Казахстан готовится к ратификации конвенции ООН «О правах инвалидов». Как вы думаете, что изменит ратификация в нынешней ситуации?

СМ: По идее, сейчас мы должны начать внедрять мировой опыт в части социализации лиц с нарушениями ментального здоровья, но наша главная проблема в том, что у нас недостаточно развиты альтернативные медико-социальные услуги, а все, что делается, как я уже говорил -  сводятся к стационарному лечению либо содержанию в домах для психохроников. При этом, современная наука создала много реабилитационных программ, проходя через которые люди с нарушениями ментального здоровья во многих странах начинают работать, платить налоги и чувствовать себя полноценными членами общества. Они настолько хорошо интегрируются в общество, что со стороны даже не видно - это человек с ментальными нарушениями или нет. Я считаю, что к этому нам надо стремиться. Мне грустно, что в Казахстане люди с ментальными нарушениями здоровья практически лишены подобной реабилитации.

Единственный пример подобных программ, о котором я знаю – это работа Павлодарского клубного дома «Альрами», который занимается  оказанием специальной помощи взрослым с психоневрологической патологией. Других примеров пока, к сожалению нет, или их очень мало.

АК: Говоря о мировом опыте социальной интеграции инвалидов в общество, как Вы думаете, какая модель наиболее  близка нам? Что мы можем взять за основу или нам надо создавать собственный  уникальный опыт?

СМ: Вы знаете, когда я был в Литве на семинаре, руководитель международной некоммерческой организации «Глобальная инициатива в психиатрии» делился опытом своей страны. Мне настолько было интересно, что я все время спрашивал рассказать еще и еще. Тогда он сказал: «А вы начните внедрять то, что сегодня увидели и то, чего у вас нет». Знаете, он правильно сказал, зачем знать какой-то опыт, если у нас даже минимального нет?!

Что нам посильно на сегодняшний день? Это открыть отделения социальной реабилитации для людей с ментальными нарушениями при психоневрологических диспансерах. У нас очень хорошая вертикаль власти, если «сверху прикажут», то это будет реализовываться. Надо также поддерживать НПО, которые работают с такими людьми. Надо стимулировать открытие клубных домов для людей с ментальными нарушениями по всему Казахстану. Если данные дома будут получать государственный заказ, вкладывать усилия в развитие профессионализма и повышение квалификации своих сотрудников, то тогда уже у людей с ментальными нарушениями появится возможность выбирать клубный дом, в который они хотели бы ходить. Несомненно, с ростом альтернативных форм оказания услуг, количество психиатрических диспансеров сократиться, как и сократиться в несколько раз число острых коек. При больницах появятся новые отделения  социальной реабилитации, сформируются инициативные группы и группы самопомощи, и людям с ментальными нарушениями будет намного комфортней жить в нашем обществе. Это, конечно, в идеале, но я оптимист.

АК: Сергей, спасибо большое.