Эксперты

Международные обязательства РК в области свободы слова

Опубликовано: среда, 29 января 2014 г.

Международные обязательства Республики Казахстан проистекают, в первую очередь, из ратификации Международного пакта о гражданских и политических правах. Напомню, что статья 19 этого Пакта состоит из трех пунктов. Пункт первый гарантирует право иметь свое мнение, пункт второй — право распространять это мнение, и пункт третий оговаривает принципы ограничения права на распространение мнения.

Условия этих ограничений сформулированы в Пакте в самом общем виде. Чтобы не понимать их произвольно и расширительно, ведущие и полномочные мировые эксперты — я имею в виду, в первую очередь,  специального докладчика Организации Объединенных Наций по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, представителя ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации и специального докладчика  по вопросам свободы выражения мнений Организации американских государств — издали ряд документов, разъясняющих пределы ограничения свободы выражения мнений.

Так, Совместная декларация 2002 года специального докладчика ООН и Представителя ОБСЕ по свободе СМИгласит: «Уголовное наказание за клевету не является оправданным ограничением свободы выражения; все законы, касающиеся уголовного наказания за клевету, должны быть отменены и заменены, где это необходимо, на соответствующие законы о клевете в гражданском праве».

Специальный докладчик ООН по свободе выражения мнения в отчете 2008 года подчеркнул: «Субъективный характер многих законов о клевете, их слишком широкий охват и применение в рамках уголовного права превратило их в мощные механизмы удушения журналистских расследований и критики».

В Замечании общего порядка № 34 Комитета по правам человека ООН, изданном в 2011 году, - а Казахстан, напомню, не так давно стал членом этого Комитета, - цитирую: «Комитет выражает обеспокоенность в связи с законами о таких действиях, как оскорбление высшего государственного лица, неуважение к суду, неуважение к представителям власти, неуважение к флагу и символике, клевета на главу государства, защита чести государственных должностных лиц; он также заявляет, что законом не должны устанавливаться более жесткие меры наказания исключительно в связи с положением личности индивида, чья репутация была якобы подвергнута сомнению».

Если со статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах разработчики законопроекта знакомы, то о международных стандартах ограничения свободы слова в соответствии с третьим пунктом Пакта они, скорее всего, ничего не знают, что и привело к  избыточным ограничениям в проекте Уголовного кодекса. 

Наша коалиция из 12 казахстанских НПО «20-шы бап» на стадии разработки Уголовного кодекса направляла в Генеральную прокуратуру свои предложения, в которых обосновала необходимость декриминализации.  И получила ответ за подписью «Межведомственная рабочая группа»:  «По нашему мнению, декриминализация клеветы и оскорбления не будет способствовать свободе выражения мнений, а приведет к росту злонамеренных посягательств на честь и достоинство граждан, что не согласуется с положением Международного пакта о гражданских и политических правах об уважении прав и репутации других лиц при реализации права на свободное выражение своего мнения».

О превратной трактовке пункта 3 статьи 19 Пакта я уже сказала. Теперь о «злонамеренных посягательствах». По данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры, с 2010 года по первую половину 2013-го в республике окончено 1480 дел по обвинениям в клевете; из них прекращено более половины, 760. По данным нашего фонда, за клевету и оскорбление через СМИ с 2001 года по 2013 было 65 судебных процессов, обвинительным приговором закончились 16 из них, в том числе к лишению свободы приговорено 3 человека. Вряд ли можно назвать это общественно опасным деянием, более того, пора, считаю, определиться,  целесообразно ли загружать уголовные суды сотнями бытовых ссор?

И последнее. Одним из решающих аргументов в пользу уголовной ответственности за клевету разработчики проекта почему-то называют пример Европейского Союза. Недавно господин Меркель снова озвучил, что в 27 странах Евросоюза сохранена уголовная ответственность за диффамацию, мол, пусть они сначала у себя ее отменят. Но при этом он почему-то всегда забывает упомянуть, что в этих странах уголовная ответственность за диффамацию не применяется десятилетиями, в частности, в Германии более 50 лет, - потому что все эти страны входят в юрисдикцию Европейского суда по правам человека, который принципиально выступает против уголовной ответственности за диффамацию. И часто упоминаемая Россия, кстати, вернув клевету в свой уголовный кодекс, убрала из этой статьи наказание в форме лишения свободы.

Конечно, никому не хочется стать объектом клеветы, каждому человеку дорога его репутация, а у публичных деятелей риск подвергнуться беспочвенным обвинениям всегда велик. Но способы защитить свои честь и достоинство в гражданском порядке в нашем законодательстве обширны и достаточны, и не будем забывать, что, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, «Свобода слова является критерием всех остальных свобод». 

Надеюсь,  депутаты дадут должную оценку компетентности разработчиков Уголовного кодекса в вопросах свободы слова и примут предложения общественности.

Тамара Калеева,

президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз»