Эксперты

Каждый учитель должен владеть знаниями и технологиями инклюзивного образования

Опубликовано: вторник, 25 апреля 2017 г.

Согласно Государственной Программе развития образования РК на 2011-2020 годы предусматривается, что к 2020 году 70% школ РК будут инклюзивными, а в Государственной Программе развития образования и науки РК на 2016–2019 гг., доля вузов, создавших равные условия и безбарьерный доступ в 2017 году составит 25%, а в 2019 году - 100%.  Достижение этой цели невозможно без внесения принципиальных изменений в систему подготовки и повышения квалификации как учителей школ, так и преподавателей вузов.  С 2013 года Фонд Сорос-Казахстан реализует ряд проектов в этом направлении, и сегодня мы решили узнать у наших партнеров, Гульбадан Закаевой и Айгуль Искаковой, представляющих ООФ «Школа для всех», какие изменения произошли в этой сфере за это время.

- Гульбадан, Айгуль, расскажите, пожалуйста, о проекте, поддержанном нашим Фондом. Какие изменения произошли в системе подготовки педагогов при  переходе на инклюзивное образование за последние 4 года?

Гульбадан Закаева: Проект «Психолого-педагогические основы инклюзивного образования», поддержанный Фондом Сорос-Казахстан, мы реализуем с 2013 года. В рамках проекта был разработан специальный курс для высшей школы «Основы инклюзивного образования». Без ложной скромности я могу сказать, что наш проект является в некотором роде уникальным, поскольку таких инициатив в Казахстане раньше не было – ранее в Казахстане преподавателей высшей школы в этом направлении не обучали. Целью нашего проекта стало продвижение идеи инклюзивного образования в Казахстане  через внедрение курса по инклюзивному образованию в педагогических университетах. Однако в рамках проекта мы охватили не только педагогические вузы, но также и педагогические колледжи, а в некоторых регионах - и институты повышения квалификации педагогов. Согласно плана проекта, мы провели серию обучающих тренингов для преподавателей педагогических вузов Казахстана по методологии и стратегиям преподавания курса инклюзивного образования, как на русском, так и (с 2015 года) казахском языках. В период с 2013 по 2016 годы нами проведены 8 тренингов, и обучены 350 преподавателей педагогических университетов и колледжей страны.

Айгуль Искакова: С момента начала реализации проекта одним из партнеров проекта стал Казахский Национальный Педагогический Университет им. Абая. При университете существует учебно-методическая секция (УМС РУМС), где апробируются и утверждаются все образовательные программы группы специальностей «Образование» вузов Казахстана. Наш определенный опыт в разработке учебных программ и силлабусов по инклюзивному образованию оказался кстати в рамках проекта университета по разработке образовательных программ для педагогических специальностей. Мы представили «на суд» членов УМС разработанное нами учебное пособие по курсу «Инклюзивное образование». Наше предложение получило положительную оценку и, в итоге, в образовательные программы всех педагогических специальностей включена дисциплина «Инклюзивное образование» (2 кредита), как обязательная дисциплина. Сегодня данные образовательные программы реализуются в экспериментальном режиме. Мы понимаем, что  независимо оттого, какой предмет будет преподавать учитель в школе, будь то математика, история, физика и т.д., у любого из них на уроке может оказаться особый ребенок. И поэтому мы считаем, что каждый учитель, независимо от специальности, должен владеть знаниями и технологиямив области инклюзивного образования.

- С 2015 года вы начали проводить тренинги на казахском языке. Что было сделано в этом направлении, какие существуют трудности и проблемы?

Айгуль: Как Вы знаете, в соответствии с Программой функционирования и развития языков на 2011-2020 годы доля казахстанцев, владеющих государственным языком, должна составить к 2020 году 95 процентов. Уже сегодня в вузах Казахстана 80% учебных занятий проводятся на государственном языке. Поэтому тренинги по технологиям инклюзивного образования в регионах РК на казахском языке очень актуальны и востребованы.

Мы знаем, что педагоги республики испытывают трудности в научно-методическом обеспечении курса инклюзивного образования на государственном языке,  до последнего времени материалов на казахском языке практически не было; силлабус и рабочая программа были только на русском языке. В связи с этим в рамках проекта мы перевели на казахский язык разработанное нами учебное пособие «Основы инклюзивного образования» и все сопутствующие ему методические материалы. Учебное пособие и методические материалы на казахском языке были опубликованы и переданы вузам республики.

Впервые тренинг на казахском языке был проведенв 2015 году в г. Актобе для 30 педагогов вузов западного региона. Позже, аналогичные тренинги мы провели в южном (для 35 преподавателей) и в восточном  (30 преподавателей) регионах страны. В этом году мы продолжим эту работу, но уже в формате «Тренинг для тренеров». Мы надеемся, что подготовленные таким образом казахоязычные специалисты продолжат начатую нами работу.

Также хотела бы обратить внимание на то, что нами впервые был разработан казахско-русский «Глоссарий психолого-педагогических терминов по инклюзивному образованию», пользующийся сейчас большим спросом. Кроме этого на сайте inclusion.kz публикуются материалы и статьи на казахском языке для широкого круга пользователей.

- Несомненно, вы делаете очень большую работу. Проводите тренинги, переводите материалы, рассылаете их по вузам. Но помимо этого, включены ли вы в работу по координации инклюзивного образования в региональных вузах страны?

Айгуль: В регионах координацию деятельности по инклюзивному образованию осуществляют координаторы инклюзивного образования при вузах.  На сегодня эта позиция введена не во всех, но в большинстве вузов страны.

Добавим, что при КазНПУ имени Абая с 2015 года для координации деятельности всех ВУЗов по психолого-педагогическому сопровождению инклюзивного образования  открыт Ресурсный консультативный центр по инклюзивному образованию и превентивной суицидологии (РКЦИО и ПС), возглавляемый д.п.н., профессором Мовкебаевой З.А., а также консультационно-практический центр поддержки студентов с ограниченными возможностями, оказывающий психолого-педагогическое, информационно-адаптивное и материально-техническое сопровождение студентов с ограниченными возможностями.

В настоящее время в некоторых вузах республики, а именно в Таразском Государственном Университете им. Дулати, Евразийском Гуманитарном Университете, Университете Международного Бизнеса открылись центры Инклюзивного образования. Два года назад, в рамках нашего проекта мы провели в Алматы семинар-тренинг для региональных координаторов Ресурсных центров. В этом мероприятии приняли участие представители 22 вузов республики.

Сегодня уже по данным РКЦИО и ПС, обучающие семинары прошли 61 координатор из 43 вузов Республики Казахстан с представлением внедряемой в КазНПУ модели сопровождения студентов с ограниченными возможностями.

- На протяжении последних трех лет вы активно проводите тренинги, курс «Основы инклюзивного образования» введен в качестве обязательного для всех студентов педагогических специальностей, функционирует Республиканский ресурсно-консультативный центр инклюзивного образования, у преподавателей есть навыки по работе с особыми студентами. В связи с этим было бы интересно узнать, наблюдаются ли изменения в самих студентах с особыми потребностями? 

Айгуль: Я бы хотела отметить, что, во-первых, изменились сами педагоги. В 2013 году, когда мы только начинали свою работу по этому проекту, понимание, что такое инклюзивное образование было у очень незначительного числа педагогов, каждый понимал инклюзивное образование по– своему. В результате нашей работы преподаватели вузов овладели современными знаниями и концептуальными идеями в области инклюзивного образования. Они научились адаптировать собственные учебные материалы под нужды и потребности особых студентов.

С каждым годом увеличивается количество студентов с особыми потребностями, например, в КазНПУ им. Абая обучается уже 46 студентов. Особая проблема сегодня в этом направлении - это обеспечение доступности ко всем образовательным и бытовым объектам вузов для маломобильных групп студентов с особыми образовательными потребностями, а также  обеспечение специальным материально-техническим оборудованием их процесса обучения. Практически во всех вузах данная проблема существует. Насколько мы знаем, в городе  Алматы доступная физическая среда для студентов обеспечена в КазНУ им. Аль-Фараби, КИМЭПе и в Институте Сорбонна-Казахстан.

Также, в положительную сторону изменилось отношение здоровых студентов к студентам с особыми потребностями. Немалую роль, конечно, в этом сыграли занятия по инклюзивному образованию. Но какие изменения произошли в самих студентах с особыми потребностями, к сожалению, сказать сложно. Мы не проводили такой опрос среди студентов, поэтому трудно что - либо утверждать. Но мы приглашаем всех посетить наш Центр инклюзивного образования и встретиться непосредственно с самими студентами.

- С какими проблемами, на ваш взгляд, сталкиваются сегодня вузы страны в процессе реализации инклюзивного образования?

Гульбадан: Несмотря на то, что в целом заметны положительные изменения, есть ряд вопросов, которые до сих пор не решены. Во-первых,  что в целях реализации  Государственной Программы развития образования и науки РК на 2016 – 2019 годы, вузам республики необходимо осуществлять поэтапную деятельность по обеспечению безбарьерной среды ко всем образовательным и бытовым объектам для студентов с особыми образовательными потребностями. Во-вторых, необходимо обновление образовательных программ всех специальностей с учетом интересов и потребностей студентов с  особыми потребностями. В-третьих, до сих пор актуальны социально-психологические аспекты внедрения инклюзивного образования. В частности, все еще имеют место разного рода стереотипы и предрассудки, когда профессорско-преподавательский состав вуза, здоровые студенты и   их родители отказываются принять интеграцию.           

- Могли бы вы дать три универсальных правила, которые помогли бы при работе с особыми студентами?

Гульбадан: Сказать, что есть универсальные правила, я не могу – готовых рецептов нет. Педагогам необходимо стремиться понять особенности и возможности каждого студента, изучать их потребности и быть открытыми к изменениям. Прежде всего, успех зависит от желания самого педагога изменить себя и свой подход. Но самое главное, наверное, в том, что отношения между студентами и педагогами должны строиться на уровне «равный - равному», а не на уровне «педагог - обучающийся». Если говорить о каких-то специальных навыках, то это, конечно, умение применять приемы адаптации и модификации учебного материала с учетом индивидуальных особенностей каждого студента. Я бы здесь хотела обратить внимание на то, что у нас есть ошибочное понимание о том, что инклюзивное образование – это включение в класс ребенка с особыми потребностями. Это совершенно неправильно. На самом деле индивидуальный подход должен быть к каждому ребенку, поскольку у каждого из них есть свои особенности и свои потребности. Одаренные дети, например, тоже ведь требуют особого подхода.

- Гульбадан,  Айгуль, я искренне благодарю вас за вашу работу, и напоследок хотела бы узнать, о ваших планах на будущее?

Гульбадан: Планов очень много. В этом году наш проект направлен на то, чтобы подготовить тренеров по инклюзивному образованию. Идея заключается в том, чтобы каждый педагог, которого мы обучим, смог стать тренером по инклюзивному образованию и обучал бы уже других: своих коллег, учителей школ, воспитателей и специалистов дошкольных организаций, и т.д.

Айгуль: Мы понимаем, что в целях внедрения ИО изменения начинаются с изменения институциональной культуры и подходов. Поэтому мы хотим в дальнейшем уделить больше внимания проблеме менеджмента  инклюзивного образования, чтобы школа могла отвечать требованиям и ожиданиям всех детей. Если руководители организаций образования пройдут соответствующее профессиональное обучение и приобретут современные знания и навыки в области менеджмента инклюзивного образования, то количество детей с особыми потребностями, поступающих в школы/ детские сады, несомненно, вырастут. И польза от этого будет всем: детям, их семьям, педагогам и школе. Изменится отношение всего общества к детям с особыми потребностями, будет инициировано и развито деловое сотрудничество между государственными структурами и общественными организациями по защите прав и интересов всех детей.

 

Беседовала Айнель Кайназарова,

Координатор по связям с общественностью ФСК